Наши законодательные учреждения. Государственная Дума

Название публикации: Наши законодательные учреждения. Государственная Дума
Газета: Пермская земская неделя
Дата: 31.07.1914.
Номер выпуска: 31.
Страница(ы): 3, 4, 5, 6, 7, 8
Автор: не указан.
Тематический блок: Первая мировая война.
Тема: Государственная дума и Государственный совет.
Рубрика как указано в источнике: .
Тип публикации: Отчет.
Персоналии: Балашев, Бьюкенен, Варун-Секрет, Годнев, Гольдман, Ичас, Керенский, Люц, Марков 2-й, Милюков, Мусин-Пушкин, Николай II, Палеолог, Протопопов, Родзянко, Спалайкович, Фелькерзам, Фридман, Шидловский, Яронский.
Топонимы: Австро-Венгрия, Англия, Балканы, Белград, Бельгия, Берлин, Болгария, Германия, Казанская губерния, Литва, Петергоф, Польша, Россия, Сербия, Франция, Черногория.
Ключевые слова: великая держава, верность, военные расходы, война, государственный банк, дипломатия, единство, золотой запас, казна, ответственность, патриотизм, святой долг, славянские народы, союзники.

Текст публикации

Наши законодательныя учрежденія.

Государственная Дума. (Засѣданіе 26 іюля). Въ Екатерининскомъ залѣ передъ началомъ засѣданія Государственной Думы преосвященнымъ Анатоліемъ, соборнѣ съ думскимъ духовен­ствомъ, совершено въ присутствіи предсѣдателя совѣта министровъ, всѣхъ министровъ, предсѣдателя Государственной Думы и много­численныхъ членовъ Думы торжественное молебствіе съ колѣно­преклоненіемъ о ниспосланіи побѣды русскому оружію.

Торжественное историческое засѣданіе Думы открывается въ 3 часа 35 мин.

На предсѣдательской трибунѣ Родзянко и оба товарища предсѣдателя. Въ ложѣ министровъ, во главѣ съ предсѣдателемъ совѣта министровъ, всѣ министры и ихъ товарищи. Скамьи членовъ Думы переполнены. Ложи чиновъ дипломатическаго корпуса, чле­новъ Государственнаго Совѣта и сенаторовъ, административная и для публики и печати переполнены еще задолго до начала засѣданія.

Предсѣдатель оглашаетъ Высочайшій указъ о возобновленіи занятій законодательныхъ учрежденій и по оглашеніи указа провоз­глашаетъ: „Да здравствуетъ Государь Императоръ!”.

Долгое несмолкаемое „ура” покрываетъ слова предсѣдателя.

Товарищъ предсѣдателя Варупъ-Секретъ оглашаетъ Высо­чайшій манифестъ, отъ 20 іюля.

Государю Императору „ура”! Провозглашаетъ по окончаніи чтенія манифеста Родзянко.

Клики „ура” всѣхъ членовъ Думы покрываютъ оглашеніе манифеста и слова предсѣдателя.

При водворившейся тишинѣ Родзянко обращается къ Думѣ со слѣдующей рѣчью: „Господа члены Думы! Государю Императору благоугодно было въ трудный часъ, переживаемый Отечествомъ, со­звать Думу во имя единенія Русскаго Царя съ вѣрнымъ Ему народомъ. Дума уже отвѣтила свьему Государю на Его призывъ на сегодняшнемъ Высочайшемъ пріемѣ. Мы всѣ знаемъ хорошо, что Россія не желала войны, что русскій народъ чуждъ завоевательныхъ стремленій, но самой судьбѣ угодно было втянуть насъ въ военныя дѣйствія. Жребій брошенъ, и во весь ростъ сталъ передъ нами вопросъ объ охранѣ цѣлости и единства государства. Въ этомъ не­бываломъ еше въ міровой исторіи стремительномъ кругозорѣ собы­тій отрадно видѣть то величавое, преисполненное достоинства спо­койствіе, которое охватило всѣхъ безъ исключенія, которое ярко и безъ лишнихъ словъ подчеркиваетъ передъ всѣмъ міромъ величіе и силу русскаго духа. (Бурныя рукоплесканія, возгласы „браво”, капки „ура” на всѣхъ скамьяхъ). Спокойно и безъ задора мы мо­жемъ сказать нападающимъ на насъ: .руки прочь!”. (Взрывъ руко­плесканій п клики „ура“ всей Думы). Не дерзайте касаться нашей святой Руси! Народъ нашъ миролюбивъ и добръ, но страшенъ и могучъ, когда вынужденъ постоять за себя. (Снова бурныя руко­плесканія). Смотрито, можемъ мы сказать: „вы думали, что насъ разъединяетъ раздоръ и вражда, а между тѣмъ всѣ народности, населяющія необъятную Русь, слились въ одну брагскую семью, когда общему отечеству грозитъ бѣда”. (Взрывъ рукоплесканій на всѣхъ скамьяхъ). И не повѣситъ головы въ уныніи русскій богатырь. Какія бы испытанія не пришлось ему пережить, все вынесутъ его могучія плечи, отразитъ онъ врага и вновь засіяетъ миромъ, сча­стіемъ и довольствомъ единая нераздѣльная родина во всемъ блескѣ своего несокрушимаго величія. (Продолжительныя рукоплесканія). Господа члены Государственной Думы! Въ этотъ часъ наши мысли и пожеланія тамъ, на границахъ нашихъ, гдѣ безтрепетно идетъ въ бой наша доблестная армія, нашъ славный бодрый флотъ. (Взрывъ рукоплесканій на всѣхъ скамьяхъ). Мы мысленно тамъ, гдѣ наши дѣти и братья олицетворяютъ наше отечественное величіе съ при­сущей имъ доблестью. Помоги имъ Всевышній Господь! Укрѣпи ихъ и защити! Наши горячія пожеланія успѣха и славы будутъ всегда съ ними, нашими героями. Мы, остающіеся дома, пріемлемъ долгъ работать не покладая рукъ въ дѣлѣ обезпеченія оставшихся безъ своихъ кормильцевъ семей, и пусть тамъ, въ арміи нашей, знаютъ, что не на словахъ только, по и на дѣлѣ мы не допустимъ ихъ до острой нужды”. (Бурныя продолжительныя рукоплесканія, .возгласы „браво “).

Депутаты встаютъ. Раздаются возгласы и гимнъ, раздается величественное пѣніе „Боже, Царя храни”. Возгласы „ура” покры­ваютъ гимнъ.

Далѣе Родзянко докладываетъ телеграммы сербской и черно­горской народныхъ скупщинъ и провозглашаетъ: „да здравствуютъ мужественныя Сербія и Черногорія!

„Браво” и шумныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ. Всѣ члены Думы встаютъ и привѣтствуютъ находящагося на хорахъ по­сланника Сербіи Спалайковича.

Родзянко обращается къ Думѣ: „Здѣсь среди публики при­сутствуютъ представители великихъ націй и нашихъ вѣрныхъ дру­зей—Англіи и Франціи. Я предлагаю выразить имъ громкій привѣтъ: „да здравствуютъ Англія и Франція!”

Бурныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ. Члены Думы вста­ютъ и, обратившись къ дипломатической ложѣ, привѣтствуютъ воз­гласами и маханіемъ платковъ французскаго посла Палеолога и англійскаго Бьюкенена. Послы раскланиваются.

— Господа,—продолжаетъ Родзянко,—здѣсь присутствуетъ также представитель мужественной бельгійской націи, съ безпримѣр­ной храбростью сражающейся нынѣ, защищая отъ вторженія не пріятеля свое отечество. Да здравствуетъ Бельгія!

Бурныя рукоплесканія па всѣхъ скамьяхъ и привѣтствіе всей Думой находящагося въ дипломатической ложѣ представителя Бельгіи.

Дума единогласно принимаетъ предложеніе предсѣдателя от­вѣтить на привѣтствіе сербской и черногорской скупщинъ и послать привѣтъ парламентамъ французскому, англійскому и бельгійскому.

Бурныя рукоплесканія.

На трибуну поднимается предсѣдатель совѣта министровъ.

Предсѣдатель совѣта министровъ: „Господа члены Думы, 20 іюля послѣдовалъ Высочайшій указъ о возобновленіи вашихъ занятій, прерванныхъ всего мѣсяцъ назадъ среди глубокаго, каза­лось бы, мира. Вь этотъ мѣсяцъ совершились событія величайшей исторической важности. Одно за другимъ, какъ ударъ грома, обру­шивались они на русскую и европейскую жизнь, давно подготовтяемыя незримымъ ходомъ исторіи и все-таки внезапныя. Министръ иностранныхъ дѣіъ представитъ вамъ очеркъ событій, приведшихъ къ европейской войнѣ. Россія не хотѣла войны. Правительство добросовѣстно искало мирнаго исхода изь создавшихся осложненій, не оставляя даже слабой надежды отдалить падвигавшуюся кровавую бурю. Но есть предѣлъ и русскому миролюбію. Вполнѣ сознавая лежавшую на немъ тяжкую отвѣтственность, Императорское прави­тельство не могло, однако, покорно отступить передъ брошеннымъ ему вызовомъ. Это значило бы отказаться отъ положенія Россіи среди великихъ державъ. Эго была бы роковая ошибка. Она насъ унизила бы и не измѣнила бы не нами предрѣшеннаго хода событій. Война начата и теперь намъ остается только повторить прозвучав шія на весь міръ слова: „Мы доведемъ эту войну, какая бы она ни была, до конца”. (Продолжительныя рукоплесканія). За всю многовѣковую исторію Россіи, быть можетъ, только одна Отечествен­ная война, только 1812 годъ равняется по своему значенію съ предстоящими событіями. Повѣрьте мнѣ, господа, что правительство ничуть не ослѣплено самонадѣянностью. Оно ясно отдаетъ себѣ от­четъ въ томъ, что эта война потребуетъ крайняго напряженія силъ, много жертвъ и мужественной готовности къ исаытующимъ ударамъ судьбы. По правительство непоколебимо вѣрить вь конечный успѣхъ, ибо оно безпредѣльно вѣритъ въ великое историческое призваніе Россіи. (Рукоплесканія). По объявленіи намъ войны правительство не могло не остановиться на вопросѣ о средствахъ для покрытія военныхъ издержекъ. Война застаетъ насъ въ финансовомъ поло­женіи, которое не внушаетъ опасеній правительству. Министръ фи­нансовъ сообщитъ вамъ о мѣропріятіяхъ, намѣченныхъ въ первую очередь. Необходимость этихъ мѣропріятій была одной изъ причинъ созыва законодательныхъ учрежденій. По это внѣшняя и не самая важная причина. Созывъ Государственныхъ Совѣта и Думы внушенъ былъ болѣе глубокою мыслью, ясно раскрытою въ словахъ Высо­чайшаго указа: „Въ виду ниспосланныхъ Отечеству Нашему тяжкихъ испытаній, желая быть въ полномъ единеніи съ народомъ, признали Мы за благо созвать Государственный Совѣтъ и Государственную Думу”. (Голоса „браво”, рукоплесканія). Законодательныя учрежденія должны знать, что и впредь они будутъ досрочно созываемы, если по чрезвычайнымъ обстоятельствамъ это будетъ признано необходи­мымъ. (Рукоплесканія). На вашу долю выпала великая и отвѣтствен­ная задача—быть выразителями народныхъ думъ и народнаго чувства. Правительство исполняло и исполнитъ свой долгъ до конца. Теперь вашъ чередъ, господа члены Государственной Думы. Въ эту тор­жественную историческую минуту я отъ имени правительства при­зываю васъ всѣхъ, безъ различія партій и направленій, проникнуться завѣтами Царскаго манифеста: „Да будутъ забыты внутреннія распри” (голоса „браво”, рукоплесканія) и сплотиться вмѣстѣ съ нами вокругъ единаго знамени, на которомъ начертаны величайшія для всѣхъ насъ слова: „Государь и Россія”.

Слово предоставляется министру иностранныхъ дѣлъ.

Министръ поднимается на трибуну, привѣтствуемый бур­ными рукоплесканіями на всѣхъ скамьяхъ, непрекращающимся въ теченіе нѣсколькихъ минутъ.

Миліистръ иностранныхъ дѣлъ: «Господа члены Государ­ственной Думы! Въ трудныя минуты отвѣтственныхъ рѣшеній правительство почерпало силы въ сознаніи полнаго единомыслія своего съ народной совѣстью, (Возгласы «браво», на всѣхъ скамь- гхт). Когда наступитъ время для исторіи произнести свой без­пристрастный судъ, ея рѣшеніе, я твердо въ это вѣрю, не бу­детъ инымъ какъ то, которымъ мы руководились. Россія не мог­ла уклониться отъ дерзкаго вызова своихъ враговъ. Она не мог­ла отказаться отъ лучшихъ завѣтовъ своей исторіи, она не могла перестать быть Великой Россіей. («Браво», бурныя рукоплесканія па всѣхъ скамьяхъ). Наши враги стремятся на пасъ перенести отвѣтственность за бѣдствія, которыя они навлекли на Европу. Но ихъ лживые навѣты не могутъ ввести въ заблужденіе никого, кто добросовѣстно слѣдитъ за политикой Россіи за послѣдніе годы и эа послѣдніе дни. Въ сознаніи необъятныхъ задачъ, связанныхъ съ ея внутреннимъ и внѣшнимъ преуспѣяніемъ, Россія не со вчерашняго дня дала многочисленныя доказательства своего искрен­няго миролюбія. Только благодаря этому миролкбію въ Европѣ былъ предотвращенъ пожаръ, готовый разгорѣться, когда въ 1912—19 і 3 годахъ возникла борьба на Балканахъ. Не въ ней, не въ русской политикѣ заключалась угроза европейскому миру. Свое достоинство Великая Россія не полагала въ тщеславномъ бряцаніи оружіемъ, въ попраніи чужого самолюбія, въ пренебре­женіи къ правамъ слабыхъ. («Браво», рукоплесканія). Спокойная, мирная мощь Россіи не давала покоя ея врагамъ. Нужно ли на­поминать вамъ о всѣхъ попыткахъ Австро-Венгріи подорвать исто­рическое положеніе Россіи на Балканахъ. Прошелъ часъ, когда я могу здѣсь, не об нуясь, сказать, что ея стараніями удалось посѣять братоубійственную рознь между Болгаріей и ея союзни­цами. (Въ залѣ движеніе). Но подвергшееся тяжелымъ испыта­ніямъ дѣло единенія православныхъ народовъ Балканскаго полу­острова, Боіъ дастъ, не погибнетъ. Вы знаете поводъ войны. Раз­дираемая внутренними неурядицами, Австро-Венгрія рѣшила вый­ти изъ нихъ какимъ нибудь ударомъ, который создалъ бы впе­чатлѣніе ея силы, нанеся въ то же время Россіи униженіе. Для этой цѣли была выбрана Сербія, съ которой связываютъ насъ узы исторіи, происхгжденія и вѣры. Вамъ извѣстны условія, при которыхъ Сербіи былъ предъявленъ ультиматумъ. Согласившись на него, Сербія стала бы вассаломъ Австріи. Было явно, что для насъ не вступиться въ дѣло значило бы не только отказаться отъ вѣковой роли Россіи, какъ защитницы балканскихъ народовъ, но признать, что воля Австріи и стоящей за ея спиной Германіи для Европы это законъ. («Браво», общія рукоплесканія). На это не могли согласиться ни мы, ни Франція, ни Англія. Не менѣе насъ н? ши доблестные союзники прилагали свои усилія къ укрѣпле­нію мира ьъ Европѣ. Наши враги сшиблись, принявъ эти уси­лія за проявленіе слабости. 11 послѣ вызова, брошеннаго Австріей, Россія не отвергла попытки, которая могла бы привести къ мир­ному разрѣшенію конфликта. Въ этомъ направленіи были честно до конца исчерпаны всѣ усилія наши и нашихъ союзниковъ. Вы убѣдитесь въ этомъ изъ документовъ, которые будутъ обнародо­ваны и которые излагаютъ послѣдовательный ходъ переговоровъ, Мы твердо стояли па одномъ условіи. Готовые принять всякій компромиссъ, способный безъ умаленія ея достоинства быть при­нятымъ Австріей, мы исключили все, что могло задѣть самостоя­тельность и независимость Сербіи. Съ самаго начала мы не скры­вали вашей точки зрѣнія отъ Германіи. Несомнѣнно, что если бы берлинскій кабинетъ захотѣлъ, оаъ могъ бы во время однимъ властнымъ словомъ остановить свою союзницу такъ же, какъ онъ сдѣлалъ это во время балканскаго кризиса. (Возгласы «вѣрно»). Между тѣмъ Германія, которая въ самые послѣдніе дни не пере­ставала выказывать на словахъ свою готовность воздѣйствовать на Вѣну, отвергла, одно за другимъ, дѣлавшіяся ей предложенія и, съ своей сторовы, выступила съ пустыми завѣреніями. Время шло, переговоры не подвигались. Австрія подвергла Бѣлградъ оже­сточенной бомбардировкѣ. Это былъ организованный правитель­ствомъ погромъ, естественное продолженіе погромовъ беззащитнаго сербскаго населенія Сараева послѣ извѣстнаго злодѣянія 15 го іюня. Явная цѣль всего этого было выиграть переговорами время и по­ставить насъ и Европу передъ совершившимся фактомъ униженія и уничтоженія Сербіи. При такихъ условіямъ мы не могли не принять мѣръ щедостирожности, тѣмъ болѣр, чю Австрія моби­лизовала половину своей арміи. Когда въ Россіи была объявлена мобилизація арміи и флота, Государю Императору благоугодно было своимъ Царственнымъ словомъ поручиться передъ германскимъ императоромъ, что Россія не приступитъ къ примѣненію силы, пока есть надежда на мирный исходъ переговоровъ на тѣхъ, пол­ныхъ умѣренности, началахъ, о которыхъ я упомянулъ. Этотъ голосъ не былъ услышанъ Германіей. Германія объявила войну сначала намъ, а потомъ нашей союзницѣ. Потерявъ всякое само­обладаніе, она стада попирать общепризнанныя права государствъ, нейтралитетъ коихъ обезпеченъ торжественно подписью ея самой на равнѣ съ другими государствами. (Возгласы на всѣхъ скамь­яхъ: «позоръ!’). Нельзя не преклониться передъ героизмомъ бель­гійскаго народа, борющагося противъ огромной германской арміи. (Бурныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ. Депутаты встаютъ и съ энтузіазмомъ привѣтствуютъ находящагося въ дипломатической ложѣ представителя Бельгіи). Образъ дѣйствій Германіи не могъ не вызвать глубокаго негодованія всего цивилизованнаго міра и, прежде всего, благородной Франціи, которая, вмѣстѣ съ нами, стала на защиту попраннаго права и справедливости. (Взрывъ рукоплесканій на всѣхъ скамьяхъ, возгласы: «да здравствуетъ Франція!». Члены Думы поднимаются и устраиваютъ овацію фран­цузскому послу). Нужно ли говорить, что тѣ же чувства одухо­творили Англію, которая какъ одинъ человѣкъ, сплотилась въ общемъ чувствѣ—необходимости дать отпоръ Германіи въ ея стремленіи наложить па Европу тяжелую руку своей гегемоніи. (Бурныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ. Депутаты стоя при­вѣтствуютъ великобританскаго посла). Теперь тотъ поводъ, изъ- за котораго возникла война, отступаетъ передъ значепіемъ, кото­рое она пріобрѣтаетъ для каждаго изъ насъ и нашихъ союзни­ковъ. Германія намъ объявила войну 19 іюля, а черезъ пять дней послѣ нея п Австрія, мотивировавшая свое рѣшеніе нашимъ вмѣшательствомъ въ свой споръ съ Сербіей, а также тѣмъ, что мы открыли враждебныя дѣйствія противъ Германіи. Эгимъ, будто бы, и вызвана война послѣдней противъ насъ. Непріятель­скія войска вступили на русскую землю. Мы боремся за нашу Родину, мы боремся за свое достоинство и положеніе великой дер­жавы. (Возгласы «браво»). Владычества Германіи и ея союэницы въ Европѣ мы допустить ме можемъ. (Громкіе возгласы «браво»). Тѣ же побужденія руководятъ нашими союзниками. Мы не пре­давались пустому тщеславію. Мы знаемъ, что на нашемъ пути могутъ быть тяжелыя испытанія. Они уже учитываются нашими врагами. Не зная Госсіи п презрѣвая ея исторію, они разсчиты­ваютъ на возможность малодушія съ нашей стороны. Но Богъ, не оставившій Госсію въ самыя тяжелыя годины ея исторіи, не покинетъ и теперь нашей родины, которая вся сплотилась вок­ругъ своего Царя въ общемъ чувствѣ любви и самопожертвованія. (Бурныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ п возгласы: «вѣрно»). Со смиреннымъ упованіемъ на помощь Божію, съ непоколебимой вѣрой въ Госсію, правительство съ горячимъ довѣріемъ обращается къ вамъ, народнымъ избранникамъ, убѣжденное, что въ вашемъ лицѣ отражается образъ нашей великой Годины, надъ которой да не посмѣются наши враги».

Послѣднія слова министра покрываются бурными рукопле­сканіями на всѣхъ скамьяхъ. Члены Думы устраиваютъ министру иностранныхъ дѣлъ овацію, продолжающуюся нѣсколько минутъ.

Министръ финансовъ: „Господа члены Государственной Думы. Для веденія войны государству приходится наряду съ воен­ной мобилизаціей произвести мобилизацію финансовую и на мини­стерствѣ финансовъ лежала обязанность, прежде всего, озаботиться кассовыми средствами, которыя могли быть предоставлены какъ на военныя нужды, такъ и на поддержаніе торговли и промышленно­сти при одновременномъ сохраненіи золотыхъ запасовъ. Съ этой цѣлью немедленно послѣ обтявленія войны намъ Германіей было внесено представленіе въ комитетъ финансовъ о томъ, чтобы госу­дарственный банкъ пріостановилъ размѣнъ кредитныхъ билетовъ на золото и чтобы банку было предоставлено болѣе широкое право дальнѣйшаго выпуска кредитныхъ билетовъ и, кромѣ того, чтобы ему было предоставлено право учитывать краткосрочныя обязатель­ства государственнаго казначейства. Представленіе это, по одобре­ніи комитетомъ финансовъ, было внесено въ совѣтъ министровъ, было тамъ подвергнуто обсужденію и также имъ одобрено. Поло­женіе совѣта министровъ удостоилось 23 сего іюля Высочайшаго утвержденія. Необходимость предоставленія кассовыхъ средствъ для нуждъ торговли и промышленности теперь, въ это тяжелое время, является особенно настоятельной необходимостью, чтобы нормаль­ная жизнь страны, по возможности, не терпѣла ущерба, чтобы не было никакой паники, а была бы полная увѣренность въ спокой­ствіи среди населенія и среди торгово-промышленныхъ ч[классовъ, которые могутъ разсчитывать на помощь государственнаго банка, министерства финансовъ и правительства. Надлежитъ пояснить, что, въ случаѣ использованія государственнымъ банкомъ того права, ко­торое ему предоставляется теперь новымъ законопроектомъ, госу­дарственный банкъ можетъ выпустить кредитныхъ билетовъ, не обезпеченныхъ золотомъ, на сумму полтора милліарда рублей. Счи­тая, что теперь золотыхъ запасовъ въ государственномъ банкѣ имѣ­ется 1.700,000,000 руб., мы видимъ, что золотое покрытіе болѣе чѣмъ на половину превыситъ выпускъ кредитныхъ билетовъ. До­статочно для сравненія привести, что именно въ Германіи, съ ко­торой мы ведемъ войну, въ нормальное время по закону требуется металлическое покрытіе для кредитныхъ билетовъ всего въ раз­мѣрѣ 1/2, тогда какъ у насъ и въ военное время будетъ болѣе 1/2 покрытія. (Голоса „браво”, рукоплесканія). На веденіе войны по­требуются, конечно, огромныя средства. Текущій счетъ государствен­наго казначейства въ банкѣ скоро будетъ исчерпанъ и потому не­обходимо было предоставить государственному банку право учиты­вать краткосрочныя обязательства государственнаго казначейства. Пріостановленіе размѣна требовалось безотлагательно, ибо каждый день промедленія велъ бы къ сокращенію золотыхъ запасовъ, со­храненіе же золота является вѣрнѣйшимъ залогомъ для скорѣйшаго возстановленія металлическаго обращенія, когда обстоятельства военнаго времени минуютъ. Вотъ почему, правительство сочло себя вы­нужденнымъ провести эту мѣру въ экстренномъ порядкѣ, въ по­рядкѣ статьи 87, и представляетъ таковую на ваше утвержденіе. Независимо мѣръ, принятыхъ въ этомъ направленіи, па министер­ствѣ финансовъ лежитъ обязанность изыскивать источники средствъ для веденія войны. Прежде всего, на военныя нужды предоставлена вся свободная наличность, которая къ началу войны составляла 500 милліоновъ рублей. На ряду съ этимъ правительство признало необходимымъ пересмотрѣть смѣты всѣхъ вѣдомствъ и произвести въ нихъ возможныя сокращенія и всю экономію обратить на воен­ный фондъ. На этотъ предметъ правительство испрашиваетъ вашихъ полномочій. Смѣтныя сокращенія могутъ дать не менѣе 250,000,000 р. Такимъ образомъ, на первое же время войны у насъ имѣется сво­бодныхъ средствъ 500 милліоновъ рублей наличности и 250 мил­ліоновъ рублей экономія, итого 750 милліоновъ рублей. (Рукопле­сканія, голоса „браво”). Само собою разумѣется, что придется при­бѣгнуть и къ кредитнымъ операціямъ, но реализація займовъ зави­ситъ отъ условій денежнаго рывка. Вотъ почему, важно предоста­вить государственному банку право учитывать краткосрочныя обяза­тельства государственнаго казначейства. Это будетъ краткосрочный долгъ казны государственному банку, который будетъ подлежать по­крытію изъ выручки займовъ при ихъ реализаціяхъ. Къ этой мѣрѣ мы прибѣгали въ японскую войну. Тогда было выпущено кратко­срочныхъ обязательствъ на 400 милліоновъ рублей, которыя очень скоро были покрыты. Наконецъ, не слѣдуетъ забывать также необ­ходимости повышенія налоговъ. Надлежитъ замѣтить, что расходы на войну въ меньшей части покрываются изъ налоговыхъ источни­ковъ. Такъ было во Франціи въ 1870 году, въ Англіи во время англо-бурской войны и въ послѣднюю русско-японскую войну. Эго вполнѣ понятно, такъ какъ повышеніе существующихъ налоговъ или установленіе новыхъ является чрезвычайно тягостнымъ для населе­нія и не можетъ дать немедленныхъ результатовъ. Но тѣмъ не ме­нѣе правительство считало себя обязаннымъ представить на ваше одобреніе повышеніе цѣны на вино и табакъ въ виду того, что вино и табакъ не являются предметами первой необходимости. (Го­лоса .правильно”). Увеличеніе же цѣны на вино можетъ косвенно привести и къ сокращенію потребленія вина. (Голоса „правильно”). А эта первостепенной важности для хозяйственной жизаи страны зздача нс должна быть упускаема изъ вида, въ особенности въ тя­желую годину военныхъ испытаній, когда всячески необходимо укрѣ­пить народную энергію, трудоспособность и выносливость. (Голоса .браво”). Позвольте внести этотъ законопроектъ и предложить так­же увеличеніе акциза на пиво. Ожидаемыя поступленія отъ повы­шеній, только что мною предложенныхъ, исчисляются,! примѣрно, въ 200 милліоновъ рублей въ годъ. Нелишне попутно отмѣтить, что, въ связи съ мѣрами, которыя были приняты [правительствомъ за послѣдніе мѣсяцы, доходъ отъ казенной продажи пптей пред­ставляется въ слѣдующемъ видѣ: за 6 мѣсяцевъ 1914 года 4141/2 милліоновъ, въ 1913 г. 417 милліоновъ, сокращеніе за 6 мѣся­цевъ противъ 1913 года на 21/2 милліона рублей, тогда какъ въ 1913 году противъ 1912 г. было увеличеніе на 43 милліона руб­лей. (Рукоплесканія). Если же мы сраввимъ превышеніе всѣхъ до­ходовъ 1914 и 1913 годовъ, то получимъ такія цифры: за 6 мѣ­сяцевъ 1913 года противъ предшествующаго 1912 года общее пре­вышеніе всѣхъ доходовъ составило 150 милліоновъ, въ томъ числѣ водка дала превышеніе 43 милліона, въ 1914 году общее превы­шеніе доходовъ противъ 1913 года 161 милліонъ противъ 150 мил­ліоновъ, при чемъ водка дала уменьшеніе въ 2Ѵз милліона руб­лей. (Рукоплесканія). Позвольте мнѣ еще упомянуть о тѣхъ мѣ­рахъ, которыя приняло министерство финансовъ для огражденія кре­дита страны отъ потрясеній и для поддержанія оборотовъ торговли и промышленности. Государственный банкъ широко пошелъ на­встрѣчу исключительнымъ потребностямъ въ кредитѣ и оказываетъ поддержку кредитнымъ учрежденіямъ предоставленіемъ имъ средствъ, необходимыхъ какъ на выплату вкладовъ по текущимъ счетамъ, такъ и на продолженіе нормальныхъ операцій. Вмѣѵгѣ съ тѣмъ 21 іюля введенъ общій мораторіумъ, разрѣшающій кредитоіачъ не протестзвать векселей срочныхъ послѣ 17 іюля. Теперь введенъ еще частичный мораторіумъ, распространяющійся на нѣкоторыя гу­берніи и оторачивающій также взысканія на два мѣсяца но вексе­лямъ, именно, вь тѣхъ мѣстностяхъ, на коихъ могутъ особенно неблагопріятно отозваться военныя дѣйствія. Позвольте мнѣ еще со­общить о тѣхъ послѣдовательныхъ мѣрахъ, которыя приняло мини- стерсіво, начиная съ 11 іюля, то есть дня, когда сталъ извѣстенъ ультиматумъ Австріи, предъявленный Сербіи. Этотъ ультиматумъ сталъ извѣстенъ утромъ 11 іюля. Вечеромъ того же дня чиновники министерства финансовъ выѣхали въ Берлинъ, чтобы оттуда взять большое количество процентныхъ бумагъ, находившихся у берлин­скихъ корреспондентовъ. (Голоса .браво”, рукоплесканія). Эгихъ бумагъ было около 20 милліоновь. Онѣ были привезепы вь Петер­бургъ. Кромѣ того, быль данъ приказъ немедленно переводить сум­мы государственнаго казначейства и юсударствоппаго банка, кото­рыя находились въ Берлинѣ, въ Россію, Англію и Францію. (Голоса „браво”, рукоплесканія). Эги суммы были переведены, за исключе­ніемъ небольшого остатка государственнаго банка, необходимаго для платежей по текущимъ аккредитивамъ. Такимъ образомъ, когда бы­ла открыта война Германіей, суммъ казны не было вь Берлинѣ. (Голоса „браво”, рукоплесканія). Такихъ суммь было около 100 мил­ліоновъ рублей. Тогда уже государственному банку было поручено широко идти навстрѣчу требованіямъ по открытію кредитовъ, необ­ходимыхъ для выплаты вкладовъ и поддержанія хозяйственной жиз­ни страны. Относительно продажи валюты какъ министерство фи­нансовъ, такъ и государственный банкъ продавали валюту только въ самыхъ ограниченныхъ размѣрахъ. К гда же былъ объявленъ мораторіумъ во Франціи, всякая продажа валюты, т. е. иностран­ныхъ переводовъ, была прекращена. Въ настоящее время денежное наше положеніе таково. На текущемъ счетѣ казны имѣется 560 мил­ліоновъ. Государственный банкъ располагаетъ достаточнымъ правомъ выпуска кассовыхъ средствъ при одновременномъ сохраненіи круп­ныхъ золотыхъ запасовъ. Въ дѣловомъ мірѣ нѣтъ растерянности. Есть, конечно, разумная забота о завтрашнемъ днѣ, но господ­ствуетъ спокойствіе п твердая надежда на то, что, по минованіи войны, здоровыя силы нашей великой Родины дадутъ намъ возмож­ность скоро возстановить нормальную хозяйственную жизнь страны. Позвольте, въ заключеніе, остановиться еще па одномъ чрезвычайно важномъ вопросѣ, забота о коемъ лежитъ на всѣхъ насъ и, въ частности, на финансовомъ вѣдомствѣ. Я говорю объ обезпеченія семей запасныхъ, вы ванныхъ на войну. (Возгласы „браво”, руко­плесканія). Когда кормилецъ семьи уйдетъ па защиту Родины, пра­вительство и обществ) должны принять всѣ мѣры, чтобы семьи ушедшихъ были обезпечены. (Рукоплесканія, возгласы „браво”). Въ дѣлѣ организаціи по:: щи огромное содѣйствіе могутъ оказать мѣ­стные органы самоуправленія. (Рукоплесканія, возгласы .браво”). Па основаніи дѣйствующаго закона правительство уже ассигновало необходимыя на первое время средства, но вы можете быть вполнѣ увѣрены, что правительство и въ дальнѣйшемъ готово идти на са­мыя широкія затраты на эту неотложную надобность. (Продолжи тельныя рукоплесканія, голоса „браво”).

Предсѣдатель оглашаетъ Высочайшій манифестъ.

Раздаются клики „ура”, переходящіе въ пѣніе народнаго гимна.

Дума единогласно постановляетъ обсуждать разъясненія пра­вительства немедленно.

Керенскій оглашаетъ заяменіе трудовиковъ: „Выражая не­поколебимую умѣренность, что великая стихія россійской демокра­тіи, вмѣстѣ со всѣми другими силами, дадуть рѣшительный отпоръ нападающему врагу (рукоплесканія) и защитятъ смоп родныя земли и культуру, созданныя потомъ и кровью поколѣній, трудовики вѣ­рятъ, что на іюляхъ бранныхъ, въ великихъ страданіяхъ укрѣпится братство всѣхъ народовъ Россіи, родится единая воля (общія руко­плесканія) я освободитъ страну отъ страшныхъ внутреннихъ путъ. Глубоко вѣруя въ единство всѣхъ трудящихся классовъ всѣхъ странъ, шлемъ свой братскій примѣтъ псѣмъ, протестомавіпимъ противъ под­готовлявшейся братоубійственной брани нарэд въ. Крестьяне, рабо­чіе, всѣ, кто хочетъ счастія и благополучія Россіи, въ великихъ испытаніяхъ закалите духъ вашъ, соберите всѣ ваши силы и, за­щитимъ страну, освободите ее! Вамъ же, нашимъ братьямъ, проли­вающимъ кровь за Родину, низкій поклонъ и братскій привѣтъ!” (О іція рукоплесканія).

Баронъ Фелькерзамъ заявляетъ отъ своихъ ближайшихъ политическихъ единомышленниковъ, что искони вѣрвоподданное нѣмецкое населевіе Прибалтійскаго края всегда готово встать па защиту Престола и Отечества, а потому представители его не только будутъ голосовать за всѣ предложенные военные кредиты, но, по примѣру предковъ, готовы жертвовать жизнью и имуще­ствомъ за единство и величіе Россіи. (Общія шумныя рукопле­сканія).

Яронскій подчеркиваетъ, что въ тотъ историческій моментъ, когда славгнетво и германскій міръ, руководимый вѣковымъ вра­гомъ Польши—Пруссіей, приходятъ къ роковому столкновенію, по­ложеніе польскаго народа, лишеннаго возможности проявленія своей самостоятельности и проявленія своей свободной воли, является трагическимъ. Трагизмъ этотъ усугубляется не только тѣмъ, что Польскій край является тестроьъ войны со всѣми ея ужасами, по и тѣмъ, что разорванный на три части польскій народъ увидитъ сыновъ своихъ во вражескихъ другъ къ другу странахъ. Но, разт единенные территоріально, мы, поляки, въ чувствахъ своихъ и симпатіяхъ къ славянамъ должиы составлять единое. (Бурныя рукоплесканія п продолжительные возгласы «браво»). Эго намъ лодсказываетъ не только то правое дѣло, за которсе вступилась Россія, но и политическій разумъ и міров:е значеніе переживае­маго времени. Мы должны отодвинуть на второй планъ всѣ внут­ренніе счеты. (Бурныя рукіплесканія, продолжительные возгласы: «браво»). Дай Богъ, чтобы славянствомъ, подъ главенствомъ Рос­сіи, былъ давъ тевтонамъ такой же отпоръ, какъ 5 ть столѣтій тону назадъ Польшей и Лктвой былъ имъ данъ при Грюнваль- денѣ. (Бурныя рукоплесканія, шумные возгласы: «браво»). Пусть пролитая паша кровь и ужасы братоубійственной для насъ войны приведутъ къ соединенію разорваннаго на три части польскаго народа. (Бурныя рукоплесканія, возгласы: «браво»),

Голъдманъ констатируетъ, что въ отзѣтъ на германскіе выстрѣлы въ Либавѣ латыши и эстовцы еще громче прогремѣли: «да здравствуетъ Россія!». (Рукоплесканія, возгласы: «браво»). Такъ будетъ дальше, даже при самыхъ тяжелыхъ испытаніяхъ. Среди латышей нѣтъ пи одного человѣка, которыіі-бы не созна­валъ, что все пами достигнуто только подъ защитою Русскаго Орла (шумныя рукоплесканія), что в е, что латышамъ еще надо достиг­нуть, станетъ возможно лишь только, когда прибалтійскій край въ будущемъ останется нераздѣльной частью Великой Россіи. (Бурныя рукоплесканія). Великіе дни доказываютъ, что ни націо­нальность, ни языкъ, пз вѣроисповѣданіе не мѣшаютъ латышамъ и эстонцамъ быть горячими патріотами Россіи и встать на защиту своего отечества плечомъ къ плечу съ великимъ русскимъ наро­домъ противъ дерзкаго врага. Въ море крови, въ которомъ захо­тѣлъ купаться сидящій въ Б рлвнѣ тиранъ Европы (общее дви­женіе, возгласы: «вѣрно, вѣрно»), въ эго море латыши и эстовцы вольютъ и свою кровь, чтобы этотъ постоянно угрожающій міру человѣкъ, нашептывающій всегда злѣйшіе совѣты своимъ сосѣдямъ (одобренія, возгласы: «правильно, правильно»), чтобы этотъ чело­вѣкъ нс только купался въ этомъ морѣ, но и утонулъ бы въ немъ. (Обшія шумныя рукоплесканія). Мы не будемъ теперь считаться съ прибалтійскими нѣмцами. Латыши и эстонцы въ настоящей святой и справедливой борьбѣ пойдутъ съ русскимъ народомъ до конца. Не только наши сыновья, братья и отцы будетъ сражаться въ рядахъ арміи, но и у насъ въ каждой хижинѣ, на каждомъ шагу непріятель встрѣтитъ злѣйшаго врага, отъ котораго даже въ предсмертныхъ мукахъ онъ услышитъ только одно. «да здрав­ствуетъ Россія!». (Продолжительныя шумныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ).

Ичасъ напоминаетъ, что судьбы литовскаго народа всегда были связаны съ судьбами славянства. Теперь литовскій народъ, на землю котораго упали первые выстрѣлы, идетъ на эту войну, какъ на священный подвигъ. Литовцы, забывая всѣ свои обиды, надѣются видѣть Россію свободной и счастливой и надѣются, что послѣ этой войны литовцы, раскроенные на двое, будутъ соединены подъ однимъ русскимъ знаменемъ. (Рукоплесканія, возгласы «браво»),

Фридманъ докладываетъ, что на пего выпала высокая честь выразить чувства, одушевляющія въ настоящій историческій мо­ментъ еврейскій народъ. Въ исключительно тяжелыхъ правовыхъ условіяхъ живутъ евреи, но они всегда чувствовали себя гражда­нами Россіи и всегда были вѣрными сынами своего Отечества. Никакія силы не отторгнутъ евреевъ отъ ихъ родины—Россіи, отъ земли, съ которой они связаны вѣковыми узами, и въ защиту родины отъ иноземнаго нашествія евреи выступаютъ не только по чувству совѣсти, но и по чувству глубокой привязанности. Слѣ­дуя призыву съ высоты Престола, русскіе евреи, какъ одинъ чело­вѣкъ, станутъ подъ русскими знаменами и положатъ всѣ свои силы на отраженіе врага. Еврейскій пародъ исполнитъ свой долгъ до конца. (Рукоплесканія, возгласы: «браво»),

Милюковъ отъ имени кадетъ выражаетъ надежду, что Рос­сія, пройдя черезъ тяжкія испытанія, станетъ ближе къ своей завѣтной цѣли. Грозная и величественная задача стоитъ передъ нами п повелительно требуетъ немедленнаго разрѣшенія. Памъ нужно сосредоточить всѣ свои силы на защиту государства отъ внѣшняго врага, вознамѣрившагося столкнуть насъ со своего пути къ міровому господству. Наше дѣло—правое дѣло. Мы ведемъ борьбу за освобожденіе нашей Родины отъ иноземнаго нашествія, Европы и славянства отъ германскаго преобладанія, всего міра отъ невыносимаго гнета постоянно растущихъ вооруженій. (Руко­плесканія, возгласы «браво»). Въ этой борьбѣ мы всѣ за одно. Мы не ставимъ условіи п требованій, мы просто кладемъ па вѣса борьбы нашу твердую волю одолѣть насильниковъ. (Рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ, возгласы «браво»). Въ заключеніе Милюковъ оглашаетъ воззваніе центральнаго комитета партіи народной свободы.

Люцъ заявляетъ, что нѣмцы русско-подданные, на кото­рыхъ германцы имѣютъ обыкновеніе смотрѣть, какъ на свои фор­посты, въ дѣйствительности суть вѣрноподданные Русскаго Госу­даря. Они сумѣютъ защитить достоинство п честь Великаго Госу­дарства и внять то оскорбленіе, которое наносится однимъ предпо­ложеніемъ, что нѣмцы могутъ измѣнить своему Отечеству. Бли­жайшее будущее покажетъ, какъ нѣмцы, по зову Монарха, на полѣ брани сумѣютъ постоять эа то довѣріе, которое было имъ раньше оказано. (Рукоплесканія въ центрѣ и справа).

Балашевъ находитъ, что па часахъ исторіи пробила вели­кая минута и въ это тяжелое, но славное время Россія призвана исправить нѣкоторыя историческія ошибки 18 столѣтія, ошибки 1815, 1848 и 1870 годовъ. По всей необъятной шири поднялась та волна, тотъ порывъ духовный, та непреодолимая психическая сила, которая является вѣрнымъ залогомъ окончательнаго торже­ства праваго и справедливаго дѣла. Поклянемтесь всѣ всѣми си­лами забыть все, кромѣ великой цѣли, что мы будемъ бороться до той минуты, пока эта вѣчная угроза правдѣ, справедливости, миру, этотъ воинственный натискъ воинствующаго германизма будетъ сначала сломленъ, а затѣмъ окончательно уничтоженъ. (ІПумвыя рукоплесканія). Въ полномъ беззавѣтномъ единеніи съ нашимъ Самодержцемъ мы пройдемъ сквозь строй всѣхъ испытаній и достигнемъ святой великой цѣли. (Шумныя рукоплесканія).

Графъ Мусин о-Пушкинъ восклицаетъ: «Избранники земли русской! Бываютъ въ жизни народной мипуты, когда всѣ мысли, все чувство, весь порывъ народвый должны выразиться въ одномъ только кличѣ. Пусть будетъ этотъ кличъ: «Багъ, Царь, народъ и наша побѣда надъ врагомъ!». (Шумныя рукоплесканія).

Марковъ 2-й разсказываетъ изъ личныхъ впечатлѣній и наблюденій, какъ весь русскій народъ молится о дарованіи побѣды православному русскому воинству, съ какимъ святымъ благого­вѣніемъ провожаетъ народъ войска на войну, и полагаетъ, что Дума не исполнитъ святого своего долга, если не обратится въ военному и морскому министрамъ и не попроситъ ихъ передать нашей доблестной арміи и нашему доблестному флоту чувства, которыя мы всѣ раздѣляемъ. «Ура» нашему великому войску! «Ура» нашему флоту! (Бурныя рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ, дружные клики «ура»).

Военный и морской министры кланяются изъ министер­ской ложи.

Годневъ отъ имени народовъ Казанской губерніи, магоме­танъ, чувашей и черемисъ, заявляетъ, что они всецѣло желаютъ полнѣйшей побѣды русскому оружію и сложатъ, какъ русскіе, свои головы за Россію. (Рукоплесканія на всѣхъ скамьяхъ).

Протопоповъ указываетъ, что въ историческій часъ слова излишни. Весь міръ является свидѣтелемъ нашего единенія, кото­рое, съ Божіей помощью, приведетъ насъ къ побѣдѣ. Ораторъ глу­боко вѣритъ, что для отраженія вражескаго нашествія русскій народъ принесетъ въ жертву свою жизнь и достояніе и что Рос­сія выйдетъ изъ этой исторической борьбы единой, нравственно обновленной и окрѣпшей.

Пренія закончены.

Единогласно принимается формула: «Выслушавъ объясненія правительства и съ чувствомъ удовлетворенія убѣдившись, что были исчерпаны всѣ средства для сохраненія мира, отвѣчающія достоинству Россіи, какъ великой державы, Дума выражаетъ не* поколгбимое убѣжденіе въ томъ, что въ тяжелый часъ испытанія предъ надвигающейся военной грозой всѣ народы Россіи, объеди­ненные единымъ чувствомъ любви къ Родинѣ, твердо вѣруя въ правоту своего дѣла, по призыву своего Государя, готовы встать на защиту Родины, ея чести и достоянія. Въ сознаніи этого Госу­дарственная Дума черпаетъ спокойную увѣренность въ несокру­шимой силѣ и славномъ будущемъ Россіи. Переходя къ очеред­нымъ дѣдамъ и выражая полную готовность содѣйствовать дѣлу обороны страны и обезпеченія семей запасныхъ, Дума посылаетъ свой братскій привѣтъ доблестнымъ защитникамъ Россіи, само­отверженно приступившимъ къ выполненію геройскаго своего долга».

При чтеніи заключительныхъ словъ формулы залъ засѣда­нія оглашается кликами «ура» и пѣніемъ гимна. Единогласно принимается предложеніе немедленно разсмотрѣть безъ передачи въ комиссіи внесенные правительствомъ законопроекты о мѣрахъ по денежному обращенію въ виду военнаго времени и нѣкоторыхъ мѣрахъ но усиленію рессурсовъ казны на веденіе военныхъ дѣйствій.

Законопроекты принимаются безъ преній единогласно.

Принимается внесенное Шидловскимъ 1-мъ пожеланіе, чтобы въ дополненіе предусмотрѣнныхъ закономъ 25 іюня 1912 года мѣръ были привлечены къ дѣлу обезпеченія семей запасныхъ земскія и городскія учрежденія и общественныя силы въ тѣсномъ единеніи съ административными органами.

Повѣстка исчерпана.

Предсѣдатель приглашаетъ выслушать слѣдующій Высо­чайшій указъ о перерывѣ занятій Думы:

«На основаніи статьи 99 основныхъ государственныхъ зако­новъ повелѣваемъ: занятія Государственной Думы прервать съ 26 іюля сего года и назначить срокъ ихъ возобновленія не позд­нѣе 1 февраля 1915 года, въ зависимости отъ чрезвычайныхъ обстоятельствъ. Правительствующій сенатъ не оставитъ къ испол­ненію сего учинить надлежащее распоряженіе.

На подлинномъ Собственною Его Императорскаго Величества рукою подписано: * Николай*.

«Петергофъ. 24 іюля 1914 г.».

Государю Императору ура!—возглашаетъ предсѣдатель.

Клики «ура» и народный гимнъ оглашаютъ залъ засѣданія.

Засѣданіе закрывается.

Члены Думы провожаютъ Родзянко продолжительными руко­плесканіями.

Просмотр номера, в котором размещена публикация



PDF-версия создана в Лаборатории исторической и политической информатики ПГНИУ на основе оригинала, хранящегося в ГУК “Пермский краевой музей”, в рамках проекта РГНФ № 14-11-59003