Хроника военных событий

Название публикации: Хроника военных событий
Газета: Пермская земская неделя
Дата: 24.07.1914.
Номер выпуска: 30.
Страница(ы): 2, 3
Автор: не указан.
Тематический блок: Первая мировая война.
Тема: Причина, военные события, этапы и итоги Первой мировой войны.
Рубрика как указано в источнике: Хроника военных событий.
Тип публикации: Заметка.
Персоналии: королевич-регент Александр.
Топонимы: Австро-Венгрия, Англия, Германия, Россия, Сербия, Франция.
Ключевые слова: дипломатия, июльский ультиматум, начало войны.

Текст публикации

Хроника военныхъ событій.

Объявленіе войны Германіей Россіи. Вслѣдствіе того, что въ иностранной печати появилось искаженіе событій по­слѣднихъ дней, министерство иностранныхъ дѣлъ считаетъ долгомъ дать слѣдующій краткій обзоръ дипломатическихъ сношеній за указанное время. 10 іюля сего года австро-венгерскій посланникъ въ Бѣлградѣ вручилъ сербскому минастру-превиденту ноту, заклю­чающую въ себѣ обвиненіе сербскаго правительства въ поощреніи великосербскаго движенія, приведшаго къ убійству наслѣдника австро венгерскаго престола. Въ виду сего Австро-Венгрія требо­вала отъ сербскаго правительства не только осужденія въ торже­ственной формѣ означенной пропаганды, по также принятія подъ контролемъ Австро-Венгріи ряда мѣръ къ раскрытію заговора и наказанію участвовавшихъ въ немъ сербскихъ подданныхъ и пре­сѣченію въ будущемъ всякихъ посягательствъ на территорію ко­ролевства. Для отвѣта на означенную ноту сербскому правитель­ству предоставлялось 48 часовъ. Императорское правительство, освѣдомившись изъ сообщеннаго ему австро-венгерскимъ посломъ въ С.-Петербургѣ по истеченіи уже 17 часовъ текста врученной въ Бѣлградѣ поты о сущности заключавшихся въ ней требованій, не могло не усмотрѣть, что нѣкоторыя изь таковыхъ по суще­ству своему являлись невыполнимыми, нѣкоторыя же были предъ­явлены въ формѣ, не совмѣстимой съ достоинствомъ независимаго государства. Считая недопустимымъ заключающееся въ такихъ требованіяхъ умаленіе достоинства Сербія и проявленное этимъ самымъ Австро-Венгріей стремленіе утвердить свое преобладаніе на Балканахъ, россійское правительсіво въ самой дружеской фор­мѣ указало Австрс-Венгріи на желательность подвергнуть новому обсужденію содержащіеся въ австро-венгерской нотѣ пункты. Австро-венгерское правительство не сочло возможнымъ согласиться на обсужденіе ноты. Равнымъ образомъ умѣряющее дѣйствіе дру­гихъ державъ въ Вѣнѣ не увѣнчалось успѣхомъ. Несмотря на осужденіе Сербіей преступнаго злодѣянія и на высказанную Сер­біей готовность дать удовлетвореніе Австріи въ мѣрѣ, которая превзошла ожиданія не только Россіи, но и другихъ державъ, австро-венгерскій посланникъ въ Бѣлградѣ призналъ сербскій отвѣтъ неудовлетворительнымъ и выѣхалъ изъ Бѣлграда. Еще ранѣе, сознавая чрезмѣрность предъявленныхъ Австріей тре­бованій, Россія заявила о невозможности остаться равнодушной, не отказываясь въ то же время приложить всѣ усилія къ изы­сканію мирнаго выхода, пріемлемаго для Австро-Венгріи и не за­трагивающаго ея самолюбія, какъ великой державы. При этомъ Россія твердо установила, что мирное разрѣшеніе вопроса она до­пускаетъ, лишь поскольку оно не вызоветъ умаленія достоинства Сербіи, какъ независимаго государства. Къ сожалѣнію, однако, всѣ приложенныя Императорскимъ правительствомъ въ этомъ на­правленіи усилія оказались тщетными. Австро-венгерское прави­тельство, уклонившись отъ всякаго примирительнаго вмѣшатель­ства державъ въ его ссору съ Сербіей, приступило къ мобилиза­ціи, оффиціально объявило Сербіи войну и на слѣдующій день Бѣлградъ подвергся бомбардировкѣ. Въ манифестѣ, сопрождавшемъ объявленіе войны, Сербія открыто обвиняется въ подготовкѣ и выполненіи сараевскаго злодѣянія. Подобное обвиненіе цѣлаго на­рода и государства въ уголовномъ преступленіи своей явной не­состоятельностью вызвало по отношенію къ Сербіи широкія сим­патіи европейскихъ общественныхъ круговъ. Вслѣдствіе такого образа дѣйствій австро-венгерскаго правительства, вопреки заявле­нію Россіи, что она не можетъ остаться равнодушной къ участи Сербіи, Императорское правительство сочло необходимымъ объявить мобилизацію кіевскаго, одесскаго, московскаго и казанскаго окру­говъ. Такое рѣшеніе представлялось необходимымъ въ виду того, что со дня врученія австро венгерской ноты сербскому правитель­ству и первыхъ шаговъ Россіи прошло пять дней, а, между тѣмъ, со стороны вѣнскаго кабивета не было сдѣлано нпкакихъ шагевъ на встрѣчу нашимъ мирнымъ попыткамъ и, наоборотъ, была объ­явлена мобилизація половины австро-венгерской арміи. О прини­маемыхъ Россіей мѣрахъ было доведено до свѣдѣнія германскаго правительства съ объясненіемъ, что онѣ являются послѣдствіемъ австрійскихъ вооруженій и отнюдь не направлены противъ Герма­ніи. Вмѣстѣ съ тѣмъ Императорское правительство заявило о го­товности Россіи путемъ непосредственныхъ сношеній сь вѣнскимъ кабинетомъ или же, согласно предложенію Великобританіи, путемъ конференціи четырехъ незаинтересованныхъ непосредственно вели­кихъ державъ—Англіи, Франціи, Германіи и Италіи—-продолжать переговоры о мирномъ улаженіи спора. Однако, и эта попытка Россіи не увѣнчалась успѣхомъ. Австро-Венгрія отклонила даль­нѣйшій обмѣнъ мнѣній сь нами, а берлинскій кабинетъ укло­нился отъ участія въ предположенной конференціи державъ. Тѣмъ не менѣе Россія и здѣсь продолжала свои усилія въ пользу мира. На вчіросъ германскаго посла указать, на какихъ условіяхъ мы еще согласились бы пріостановить наши вооруженія, министръ иностранныхъ дѣлъ заявилъ, что таковымъ условіемъ является признаніе Австро-Венгріею, что австро-сербскій вопросъ принялъ характеръ европейскаго вопроса, и заявленіе ея, что она согласна не настаивать на требованіяхъ, несовмѣстимыхъ съ суверенными правами Сербіи. Предложеніе Россіи было признано Германіей не­пріемлемымъ для Австро Венгріи. Вмѣстѣ съ іѣмъ въ Петербургѣ было получено извѣстіе объ объявленіи Австро-Венгріей общей мобилизаціи. Въ то же время продолжались военныя дѣйствія на сербской территоріи. Послѣдствіемъ такого неуспѣха нашихъ мир­ныхъ предложеній явилась необходимость расширенія военныхъ мѣръ предосторожности. На запросъ по этому поводу германскаго кабинета было отвѣчено, что Россія вынуждена была начать во­оруженія, дабы предохранить себя отъ всякихъ случайной ей. Принимая такую мѣру предосторожности, Россія вмѣстѣ съ тѣмъ продолжала всѣми силами изыскивать исходъ изъ создавшагося положенія и выразила готовность согласиться ва всякій способъ раз­рѣшенія спора, при коемъ были бы соблюдены поставленныя нами условія. Несмотря на такое миролюбивое сообщеніе, германское правительство 18 іюля обратилось къ россійскому правительству съ требованіемъ къ 12 часамъ 19 іюля пріостановить военныя мѣры, угрожая въ противномъ случаѣ приступить къ всеобщей мобилизаціи. На слѣдующій день, 19 іюля, германскій посолъ передалъ министру иностранныхъ дѣлъ отъ имени своего прави­тельства объявленіе войны.

Манифестъ сербскаго королевича-регента.

Нишъ. Изданный сербскимъ королевичемъ-регентомъ манифестъ, но случаю объявленія войны, гласитъ:

„Моимъ доблестнымъ дорогимъ сербамъ.

Великое зло обрушилось на нашу Сербію. Австро-Венгрія объявила намъ войну. Теперь мы всѣ должны быть единодушны, показать себя героями. Всякій разъ, когда Вѣна была заинтересо­вана, самыя торжественныя обѣщанія давались сербамъ, что съ ними будутъ поступать справедливо, но всв зто осталось неисполненнымъ. Напрасно на сербскихъ и хорватскихъ границахъ столько нашихъ героевъ пролило кровь за величіе и интересы вѣнскаго двора. На­прасны были жертвы, принесенныя Сербіей во время правленія моего дѣда для спасенія кесарскаго престола отъ бунтовавшихъ противъ него народовъ. Напрасно старалась Сербія всегда жить въ дружбѣ съ сосѣдней монархіей. Все это было ни къ чему. Сербы, какъ государство и народъ, подвергались всегда и всюду подозрѣнію и были унижаемы передъ другими народами. 36 лѣтъ назадъ Австрія заняла сербскія земли, Боснію и Герцеговину, а шесть лѣтъ назадъ она присвоила ихъ себѣ безъ всякаго права, обѣщавъ имъ консти­туціонную свободу. Все эго породило глубокое неудовольствіе среди народа, особенно среди молодежи, привело къ отпору и къ сараев­скому покушенію. Сербія искренно оплакивала это злочастное пре­ступленіе, осудила его и выразила готовность предать суду соуча­стниковъ его. Скоро Сербія съ изумленіемъ увидѣла, что Австрія возлагаетъ отвѣтственность за покушеніе не на свое дурное упра­вленіе или отдѣльныхъ виновниковъ, но на все королевство серб­ское. Несмотря яа то, что убійство совершилъ одинъ человѣкъ, ея подданный, на глазахъ ея властей, Австрія обвинила въ немъ серб­скихъ чиновниковъ, офицеровъ, правительство и все королевство. Такое обвиненіе независимаго государства въ преступленіи инострав наго подданнаго—единственное въ исторіи Европы. Австрія намъ объявила войну, не принимая въ расчетъ, что этимъ самымъ она вызоветъ неопредѣлимыя послѣдствія европейскаго столкновенія. Съ тяжелымъ сердцемъ и, вполнѣ сознавая всѣ трудности п опасности, особенно теперь, когда Сербія послѣ пережитыхъ войнъ готовилась собрать созрѣвшіе плоды своихъ трудовъ, я вынужденъ призвать моихъ дорогихъ и храбрыхъ сербовъ подъ сербскія трехцвѣтпыя знамена въ полной увѣренности, что въ настоящемъ случаѣ они покажутъ себя достойными своихъ славныхъ предковъ, каковыми они проявили себя въ прошломъ и позапрошломъ годахъ. Съ вѣрою въ Господа Бога и надеждою въ конечную побѣду нашего праваго дѣла и на сочувствіе всего просвѣщеннаго міра, съ вѣрою въ ноыошь нашихъ великихъ соплеменниковъ и друзей, примемъ мы вмѣстѣ съ нашими братьями сербами Черной Горы эту борьбу, намъ съ такой злобой навязанную. Въ нашей славной исторіи, старой и новой, есть немало примѣровъ, свидѣтельствующихъ, что сербы, когда они единодушны, могутъ побѣждать еще болѣе сильныхъ противниковъ. Покажемъ еще разъ, что сербы умѣютъ жертвовать собою и свою родину самоотверженно защищать отъ много сильнѣйшаго надмен­наго врага. Сербы! Защищайте всѣми силами свой очагъ, сербское племя”.

Объявленіе войны Австріей Россіи, Австро- Венгря 24 іюля объявила войну Россіи.

Военныя дѣйствія Франціи и Англіи. Объявлена война между Франціей и Германіей и Англіей и Германіей.

Просмотр номера, в котором размещена публикация



PDF-версия создана в Лаборатории исторической и политической информатики ПГНИУ на основе оригинала, хранящегося в ГУК “Пермский краевой музей”, в рамках проекта РГНФ № 14-11-59003