Из тьмы в светлую даль

Название публикации: Из тьмы в светлую даль
Газета: Пермская земская неделя
Дата: 20.02.1914.
Номер выпуска: 8.
Страница(ы): 3, 4, 5, 6, 7
Автор: не указан.
Тематический блок: Первая мировая война.
Тема: Земское и городское самоуправление в досоветской России, Пермская губерния, Наука, культура и искусство, Народное образование и грамотность.
Рубрика как указано в источнике: Изъ тьмы въ свѣтлую даль.
Тип публикации: Статья редакционная/передовая.
Персоналии: Глеб Успенский, Н. Некрасов.
Топонимы: Костромская губерния, Пермская губерния, Россия.
Ключевые слова: гимназии, деревня, народное движение, народное образование, училище, школы.

Текст публикации

Изъ тьмы въ свѣтлую даль

(Деревня и земство при полувѣковомъ юбилеѣ)

Юбилей пятидесятилѣтняго существа в аніяземскихъ учрежденій вновь поставилъ вопросъ о положеніи нашей деревни , о ея безрадостномъ прошломъ , о ея пробужденіи къ новой жизни въ настоящемъ , о ея стремленіи въ свѣтлую даль и о ея несомнѣнномъ лучшемъ будущемъ , благодарятѣ мъ мѣропріятіямъ , как ія проводятся земствомъ . При введеніи земскихъ учрежденій въ Пермскіи (1870 г.) у насъ числилось только 154 школы , на всю огромную территорію Прикамья и Зауралья , а въ настоящее время водится всеобщее обученіе; вмѣ сто школъ , гдѣ училъ полуграмотный дьячекъ , въ деревняхъ учреждаются высшіе училища (съ курсомъ городскихъ училищъ ), появились въ селахъ нашей губерніи ученицы и ученики гимназіи и реального училища изъ дѣтей земледѣльцевь-крестьянъ , благодаря учрежденію земским и собраніям и особаго фонда стипендіи на ихъ просвѣщеніе. Въ  другихъ земскихъ губерніяхъ просвѣщеніе деревни пошло еще дальше. “Рязань. Жизнь” отмѣчаетъ, что крестьянъ этой губернии охватило стремленіе открывать у себя среднія учебныя заведенія, гимназіи . Въ с. Спасъ-Клепикахъ гимназія уже открыта. О преобразованіи въ гимназію имѣющагося въ селѣ мининстерскаго народнаго училища постановилъ ходатайствовать сходъ с. Бѣлоомута. Такое же тяготейшѣе ніекъ средней школѣ наблюдается, по словамъ „Костромской жизни”, и въ Костромской губ. , гдѣ пприговоръ объ открытіи гимназіи вынесенъ Крестьянами села Шульгина. Въ Новгородской губерніи ооткрыта въ деревнѣ женская гимназія „Зорька”, гдѣ ученицы сами исполняютъ обязанности прислуги, не стыдясь и не карснѣя отъ этого „чернаго” труда . А в отъ что пишутъ „Р3Щ. Вѣд.” объ Ядринскомъ крестьянскомъ реальномъ училищеѣ , Казанс кой губ.: «Оно преимуіщественно обслуживаетъ крестьянское населе­ніе. Теперь въ реальнімъ училищъ шесть классовъ. Недавно ди­ректоръ училища А. Вестерманъ произвелъ анкету (опросъ) среди учениковъ. Большинство учениковъ-крестьянъ лѣтомъ занимаются поле­выми работами. Въ I кл. участвуютъ въ палевыхъ работахъ 56% изъ всѣхъ учениковъ класса, во II кл. 36%, въ III кл. 44%, въ IV кл. 36%, въ V кл. 30%, вь V кл. 33%. Есть одинъ очень способный и трудолюбивый ученикъ, ко­торый, возвращаясь домой на лѣтній вакатъ, каждое лѣто посту­паетъ въ пастухи, исполняя эту обязанность съ перваго класса. Въ деревнѣ онъ снимаетъ городской костюмъ, форму реалиста, и облачается въ бѣлый домотканный холщевый чувашскій костюмъ. Такъ дѣлаютъ большинство ученпковъ-чувашъ (въ училищѣ ихъ учится 26,5%). Вь городѣ реалисты живутъ на очень скромныя средства, на квартирѣ у мѣщанъ по нѣсколько человѣкъ въ комнатѣ, пи­таются чернымъ хлѣбомъ, картошкой, овощами, рѣдко ѣдятъ мясо. Въ среднемъ въ мѣсяцъ содержаніе каждаго изъ нихъ обхо­дится: квартира 2— 5 р , пропитаніе 7— 5 р., остальные расходы 3— 5 ртб.». Конечно, и сейчас еще,—какъ не разъ приходилось о томѣ читать намъ на страницахъ „Земской Недѣли “,— въ деревнѣ много косности , невѣжества, грубости, пьянства… Народное просвѣщеніе распространяется далеко не вѣзде и неравномѣрно. Невеселая безнадежная картина деревенскаго быта порой поражаетъ земскаго работника при столкновеніи съ крестьянскимъ міромъ. (№ 3 „Перм. Зем. Нед.” „Земство и запросы жизни”). Но тѣмъ не менѣе опускать руки, какъ прежде, уже ен приходится.

Въ  свое  время  о  старой  русской деревнѣ,  только что  вышедшей  изъ крѣпостного права,  писатель Глѣбъ Успенскій,—любившій  деревню  и  внимательно  наблюдавшій  за  ея  жизнью,—говорилъ  о  ней:  „Мысль  крестьянина  работаетъ  больше  надъ  тѣмъ,  какъ  жить  на свѣтѣ  одинокому.  Живи  безъ  всякаго  участія,  знай, что  его  не  откуда  взять,  понимай  это—и  не  ропщи”… Крестьянская  дума  одинока.  Въ  этомъ-то  именно  и заключается  горе  деревни…  тягота  крѣпкой думы  подъ соломенной  крышей  не  выбралась  изъ-подъ  крыши  на сходку…  только бы  она  то  выбралась изъ-подъ низенькой  соломенной  крыши!  Какъ  только  это  случится — конецъ  кабаку,  конецъ  деревенскому  навозу,  деревенской  пьяной дракѣ,  деревенской безпомощной болѣзни, безслѣдной  смерти  и  всякому  грабежу!”

И  вотъ  это  время  уже  пришло,—крестьянская мысль  выбирается  изъ-подъ  соломенной  крыши  и  то здѣсь,  то  тамъ  просыпается  вь  крестьянской  груди желаніе  „жизни  вольнымъ  впечатленіямъ  душу  вольную  отдать”,—все  шире  и  шире  пробуждаются  въ сердцѣ  русскаго  пахаря  „человѣческія  стремленія”. Ибо,  за  всѣмь  тѣмъ  отрицательнымъ,  что  даетъ  наша деревня,  таится  много  и  положительнаго,  высоко  пѣннаго:  вѣчныя  стремленія,  вѣчныя  порыванія  крестья­нина  къ  лучшему  будущему,  исканія  новыхъ  путей  къ нему,  неустанная  коллективная  работа  крестьянской мысли о сказочномъ свѣтлом ъ  царствѣ правды на землѣ.

По  однимъ  отрицательнымъ  фактамъ  теперь  уже нельзя  судить  о  русской деревнѣ. „Внимательное,  неослабное  наблюденіе  за  ней, изученіе  ея  повседневной  жизни,  умѣнье  отдѣлить  въ ней  случайное,  наносное,  временное  оть  типи інаго, постояннаго,  органическаго  не  даютъ  оснозаній  для пессимистическихъ  (мрачныхъ)  выводовъ”,  справедливо пишетъ  „Сиб.  Жизнь”.

Съ  того  времени,  когда  поэтъ  „музы,  мести  и печали”,  Н. А.  Некрасовъ,  сказалъ,  что  „въ столицахъ шумъ,  гремятъ  витіи,  кипитъ  слсвесная  война,  а  тамъ, во  глубинѣ  Россіи,  тамъ  вѣковая  тишина”,съ  того времени  деревня,  хотя  и  черепашьимъ  шагомъ,  все-таки  далеко  ушла. „Въ  органахъ,  посвященныхъ  вопросамъ деревенской  жизни, за  послѣднее время  встрѣчается масса фактовъ,  указывающихъ,  что  деревня  просыпается,  что крестьянство,  какъ  сословіе,  какъ  классъ,  начинаетъ сознательно  относиться  къ  своему  положенію,  что  оно начинаетъ  понимать, какое огромное значеніе оно должно  играть  въ  такой  земледѣльческой  странѣ,  какъ Россія”,—отмѣчаетъ,  съ  своей  стороны,  „Крестьянское Земледѣліе”.

Среди  глухихъ  деревенскихъ  поселковъ  начинается  новая  жизнь.  Сознаніе,  что  дальше  такъ  жить нельзя,  что  опека  убиваетъ  всякую  самодѣятельность, что  жизнь  надо  устраивать  самимъ,  не  ожидая  посторонней  помощи,  проникаетъ  въ  деревню,  растутъ  ея сознательные элементы, растетъ ея общественная жизнь. „Почти  устраненное  отъ  государственнаго  и  мѣ­стнаго  самоуправленія,  крестьянство  начинаетъ  обходнымъ  путемъ  развивать  общественность, присоединяться  къ  культурѣ.  Оно  организуется  вь  кооперативы. Здѣсь  не  только  хозяйственные  интересы,  но  и  культурно-просвѣтительная  дѣятельность и организаціонная работа”.

Въ  „Родную  газету”  пишутъ  изъ  Сарапула: “Верхнее  и  среднее  Прикамье переживаетъ  время сильнаго  подъема  творческихъ  силъ  народныхъ.  Вь рѣдкой  волости,  хотя  бы  Сарапульскаго  уѣзда,  вы  не встрѣтите  одинъ,  два, а то  и нѣсколько кооперативовъ, созданныхъ  деревенской  интеллигенціей,  а  не  рѣдко  и простыми  пахарями,  вычитавшими  въ  хорошемъ  журналѣ  о  пользѣ  единенія.  Создаются  кредитныя товари­щества,  потребительскія  лавки,  артели,  сел.-хоз.  о-ва очень  часто  съ  грошевыми  средствами,  но  съ  самой крѣпкой  вѣрой  въ  развитіе  дѣла.  Заботясь  о  матеріальномъ,  крестьяне  не  забываютъ  и духовные  запросы—выписываютъ  въ  складчину  журналы  и  газеты’.Осень 1913  года  принесла  и  еще  новое  вѣяніе: повсюду  въ  Прикамьѣ  начинаются  разговоры  о  созданіи  въ  уѣздахъ/Народныхъ  домовъ’. Такъ,  въ  нашей Пермской  губерніи  около 30  кооперативовъ  (кредитныхъ  т-въ, потребит.  и сел.-хоз. обществъ) постановили устроить народные  дома.  Въ  Вятской  губ.  въ  минув­шей  очередной  сессіи  губернское земство постановило: отпустить  для  каждаго  уѣзда  по 15.000  руб.  на  созданіе  народныхъ  домовъ,  при  условіи  ассигнованія  со стороны  уѣздныхъ  земствъ  такихъ  же  суммъ…  Дома предположено  выстроить  въ  деревнѣ,  такъ  какъ  зем­ство  вполнѣ  резонно  разсудило,  что  о городахъ  должны  заботиться  городскія  самоуправленія.

Характерное  письмо  пишетъ  своему  другу  одинъ изъ  народныхъ  учителей  Ирбитскаго уѣзда:

„Дорогой,  мой  старый  другъ! Если  бы  ты  завернулъ  когда  нибудь  въ  наше село,  то  вмѣстѣ  со  мной  порадовался  бы  тому  культурному  проявленію  въ  жизни деревни, которое теперь такъ  сильно  разрослось  и  захватило  главную  массу мѣстнаго  населенія.  Настроеніе  чисто  дѣловое,  направленное  къ  разрѣшенію экономическихъ вопросовъ  деревни  путемъ  коопераціи.  Надо только видѣть,  что это за  небывалый  подъемъ! 30— 20  лѣтъ  я,  всаживая  первыя  былинки  коопераціи  въ  этомъ  мѣстѣ,  не  могъ  и мечтать  о  такомъ  ростѣ  въ  глухой  деревнѣ.  Раньше приходилось  мнѣ  тянуть  и  подталкивать, а  теперь  я на своихъ  старыхъ  ногахъ  едва  самъ  поспѣваю  за народнымъ  движеніемъ  къ  свѣту,  къ  лучшей  долѣ  въ  невѣдомую,  но  прекрасную  даль…

Въ  селѣ,  изъ  котораго  идетъ  это  письмо,  существуетъ  потребительное  общество,  съ блестящей  постановкой дѣла, прекрасно оборудованное  кредитн. т-во, нѣсколько  трудовыхъ  и  производитеаьныхъ  артелей по  волости,  съ  большой  пользой  работающія  попечительства— санитарное  и  школьное волостное (для 8 училищъ).  Народный  Домъ  близокъ  къ осуществленію, ибо  фондъ  на  него  быстро растетъ, благодаря  ассигнованіямъ  кооперативовъ,  и  если  земство  поможетъ  своимъ  соотвѣтствующимъ  ассигнованіемъ,  то  къ  закладкѣ  его  нынѣ  же  осенью  можно  бзтдетъ  приступить. Кооперативный  домъ  (стоимостью 7000  руб.) хотя уже  имѣется  въ  селѣ,  но онъ  уже занятъ сплошь потр. торг.  лавкой,  складомъ  товара,  квартирой  служащихъ, управленіемъ  потр.  общ.  и  кред.  т-ва.  „Самое большее можемъ,  сообщаетъ  учитель,—потѣснившись  на время, дать  одну  комнату здѣсь для сел.-хоз. курсовъ на мартъ мѣсяцъ  сего  года для 40—50  курсистовъ. Идетъ  въ  волости  и  борьба  съ  пьянствомъ:  семь обществъ  по  своему  почину  постановили  приговоръ о  закрытіи  винныхъ  и  пивныхъ  лавокъ. Недавно возникло сел.-хоз.  общество.  „Первые  шаги  сел.-хоз.  о-ва  такіе  бодрые,  что  сердце  радуется. Курсы,  опытное  поле,  плодосмѣнъ,  травосѣяніе, живот­новодство  и  т.  п.,—всѣ  эти  вопросы  затронуты  и  стоятъ  на  пути  осуществленія,  если  только  получится  не­большая  поддержка со стороны  земства… Но вотъ бѣда: нѣтъ  въ  селѣ  нужныхъ  интеллигентныхъ  людей,  безъ которыхъ  сомнителенъ  успѣхъ  дѣла.  Нѣтъ  ни  техниковъ,  ни  инструкторовъ  по отраслямъ  сел.-хозяйства  и взять ихъ  негдѣ».

Земскіе  агвономическіе  участки  въ  уѣздѣ  слишкомъ  еще  велики.  Пункты  пребыванія агрономовъ  и др.  нужныхъ  людей  находятся  не  тамъ,  гдѣ  на  нихъ наибольшій  спросъ.  Тамъ  же,  гдѣ  жизнь  просилась, часто  нѣтъ  нужныхъ  людей.  Безлюдье  чувствуется тѣмъ  острѣе,  чѣмъ  жизнь  интенсивнѣе  проявляется. „Нуженъ  намъ  агрономъ  съ  широкимъ  кругозоромъ  (пишетъ  тотъ  же  народный  учитель);  нуженъ намъ  техникъ  маслодѣлъ,  если  ужъ  не  постоянный, то временно  командированный  для  постановки  маслодѣльнаго  завода.  Дайте  намъ  этихъ  людей  и  теперь  же, пока  населеніе  еще  вѣритъ  въ плодотворность земства. Бойтесь  опоздать  съ  помощью,—подъемъ можетъ  смѣниться  апатіей…Таковы  новые  запросы  деревни. Наряду  съ  книгой  и  газетой  идетъ  въ  деревню машина.  Не  только  прежняя  вѣялка,  бывшая  когда-то предвѣстницей  сельско-хозяйственной  культуры,  но  и жатка,  косилка,  молотилка. Учитывая  это  возрастаніе  спроса,  фирмы,  торгующія  сельско-хозяйственными  машинами,  уже  поднимаютъ  цѣны  на  нихъ.  И  деревня  ищетъ  помощи  не  вовнѣ,  а  у  себя.  Среди  крестьянъ  возникаетъ  мысль пріобрѣтать  машины  изъ  первыхъ  рукъ  непосредственно  отъ  фабрикантовъ.  Появляются  машины,  купленныя  сельскимъ  обществомъ  или  кредиг.  т-вома., сел.-хоз.  о-вомъ,  и  работающія  на  всѣха  домохозяевъ; на югѣ Россіи—въ необозримой  черноземной степи—въ деревнѣ  появился  уже  тракторъ  (плугь-самоходъ).Но  сказка все  разрастается.  „Сарат.  В.  сообща­етъ,  что  цѣлый  рядъ  селеній  въ  Камышенскомъ  у., Золотое,  Банное,  Щербаково,  Обердорфь,  Рогаткино и  Морозово,-—устраиваютъ  у  себя водопроводъ.  Въ  Золотомъ  и  Щербаковѣ  будетъ  водопроводъ  городского типа,  съ  двигателями,  водонапорной  башней  и  чугунными  трубами,  вода берется  изъ родниковъ. Стоимость золотовскаго  водопровпда 46  тыс.  руб.,  щербаковскаго 20  тыс.  руб.  Въ  остальныхъ  селеніяхъ  водопроводы безъ  двигателей,  съ  самотекомъ,  съ  деревянными  трубами.  Самый  дешевый  изъ  нихъ  въ  Котовѣ.,  стоимостью  въ 2.600  руб.  и  самый  дорогой  въ  Обердорфѣ—11.ооо  руб.  Часть  средствъ  на  устройство  водопроводовъ  дана  сельскимъ  обществамъ  безвозвратно  противочумной  комиссіей  (около 18.000  руб.),—а  остальныя  деньги  губенскнмъ  земствомъ  въ  долгосрочную ссуду.

Еще чудо—появляется  въ деревнѣ и электричество, о  чемъ  мы  уже  сообщали  въ  отдѣлѣ  „Коопераціи  и кустарничество  (въ  одномъ  изъ  сел ь электрпч.  машина  установлена  при  кооперат.  мельницѣ  и даетъ  энергію  на  всю деревню).Пусть  пока  всѣ  эти  явленія  пестрятъ  на  картѣ Россійской  имперіи  маленькими  пятнышками-оазисами, но,  какъ  извѣстно,  даже  африканская  пустыня Сахара, благодаря  уму  и  энергіи  англійскихъ  инженеровъ,  перестаетъ  быть  непроходимой  изъ-за  этихъ  оазисовъ, все  плотнѣе  сближающихся  другъ  съ другомъ. Лучшіе  земскіе  дѣятели,  а  съ  ними  и  всѣ  лучшіе интеллигентные  труженики  крѣпко  вѣрятъ  въ свѣтлый завтрашній  день  русскаго  народа-земледѣльца. На  Сарапульскомъ  юбилейномъ  земскомъ  собраніи,  между  прочимъ,  былъ  прочитанъ  адресъ  отъ  газеты  „Кама  и  столичныхъ  и  иногороднихъ  журналистовъ,  уроженцевъ  г.  Сарапула.  На долю  этого  адреса выпалъ  наиболѣе  сильный  успѣхъ.  Въ  адресѣ  ярко отмѣчено,  чѣмъ  была  деревня  раньше  и  что  произошло  въ  ея  жизни  съ  введеніемъ  въ  русскую  жизнь земскаго  самоуправленія. „Прошло  полвѣка  съ  той  поры.—говоритъ  адресъ,— какъ  для родною  народа,  вслѣдъ  за  первой  зарею— освобожденіемъ  отъ рабства — вспыхнула  новая  заря,  ведущая  народъ  къ  строительству  на  новыхъ  земскихъ  началахъ. Оглядываясь  на  пройденный  полувѣковыхъ  путь  русскаго  земства  въ  лигрь  лучшихъ  ею  представителей,  вспоминая  всѣ  этапы  земского  пути  и  всѣ  терніи,  которыми этотъ  путь  былъ  такъ  обильно  осыпанъ,—невольно  проникаешься  глубокимъ  уваженіемъ  къ  почившимъ  и  живымъ земскимъ работникамъ  и  къ  той  огромной  работѣ,  которую  выполнили  и  выполняютъ  они… Что  было  на  Руси  полсотни  лѣтъ  тому  назадъ?  Забытое,  запуганное крестьянство, глухая повсемѣстная тьма, безправіе.,.  Это  было  время,  когда „Свободно рыскалъ  звѣрь, А  человѣкъ  бродилъ  пугливо».

И  вотъ,  въ  то  время,  изнемогшему  труженику,  народу—батраку,  вслѣдъ  за  только  что  дарованной  волей, даны  были  нѣкоторыя  права— права  самодѣятельности, земскаго  общественнаго  строительства. И  еще  разъ  удивилъ  насъ  народъ-тертъливецъ,  народъ-созидатель. Словно  Илья  Муромецъ,  просидѣвшій  сиднемъ  долгіе годы,  поднялся русскій  народъ  и  сталъ  самъ,  въ  лицѣ  лучгаихъ  своихъ  представителей,  устраивать  свою  жизнъ  и вместѣ  съ  тѣмъ  пролагатъ  путь впередъ—къ новому стпольному  граду. Въ  темныхъ  дебряхъ  народныхъ  засверкали  огоньки —школы,  библіотеки,  непроѣзжіе  пути  стали проезжими, больные  получили врачей, земледельцы—агрономическую  помощь. Дрогнула  вековая  тьма,  ибо  по  лицу  родной  земли широко  полились и  льются  лучи  знанія..  И уже  „не  Милорда  глупаго“  читаетъ  пахарь,  но  Пушкина,  Гоголя,  Некрасова  и  Толстого…  и  чтитъ память  тѣхъ славныхъ, кто озарилъ  его  тьму,  кто  мечталъ  о  его  долгъ  и  свободѣ.

Впередъ  и  все  шире раздвигаются  новые  пути.  Вотъ уже  послалъ  народъ своихъ  сыновъ  думать  думу  въ  новомъстолыгомъ  градгъ,  послалъ  въ  четвертый разъ.  И  пустъ  мы слышимъ  отъ  народа,  какъ  отъ  былиннаго  богатыря  Ильи: „Но  обнесъ  меня  ты  чарой Въ  очередь  мою Пусть  пока  тяжело и  не  везде  светло,— начало сделаю,—огромное  и  важное  начало,  и  за  нимъ  следуетъ  его продолженіе, полное  глубокой  силы  и  мысли ..  И  уже  недалеко  то  время,  когда „День  взойдетъ  багрянъ  и пышенъ —Яркій  вешній  день”. Разъ  измѣнились  кореннымъ   образомъ  условія земской  работы  въ  деревнѣ,   то  должна   послѣдовать коренная  реформа  и  самихъ  земскихъ  учрежденій, Въ торжественномъ юбилейномъ засѣданіи Уржумскаго  уѣзднаго  земскаго  собранія  принято  единогласно слѣдующее  постановленіе:  „оглядываясь  на пятидесятилѣтнюю  дѣятельность  земскихъ учрежденій  и  предвидя дальнѣйшія  задачи  земства  по  устроенію  мѣстной  общественной  жизни,  Уржумское  уѣздное  земское собраніе  свидѣтельствуетъ,   что  опытъ  и  дѣло  указываютъ на  необходимость  скорѣйшаго  изданія  законовъ  предусматривающихъ: 1)  Участіе  въ  дѣлахъ  земства  большаго  числа  выборныхъ  отъ  всехъ  слоевъ  населенія; 2)  Предоставленіе  земству  болшаго  права  и  самодѣятельности  въ  делахъ  мѣстной хозяйственной  жизни; 3)  Предоставленіе  земству  новыхъ  источниковъ  дохода  и 4)  Введеніе  мелкой  земской  единицы.

Просмотр номера, в котором размещена публикация



PDF-версия создана в Лаборатории исторической и политической информатики ПГНИУ на основе оригинала, хранящегося в ГУК “Пермский краевой музей”, в рамках проекта РГНФ № 14-11-59003