Позор

Название публикации: Позор
Газета: Пермская земская неделя
Дата: 05.11.1917.
Номер выпуска: 36.
Страница(ы): 10, 11
Автор: Ив. Сигов.
Тематический блок: Первая мировая война.
Тема: Причина, военные события, этапы и итоги Гражданской войны.
Рубрика как указано в источнике: .
Тип публикации: Статьи прочие.
Персоналии: .
Топонимы: Германия, Россия.
Ключевые слова: боеспособность армии, отступление войск, родина, трусость солдат.

Текст публикации

Позор.
Неслыханный позор покрыл русскую землю. Никогді*;-^ от начала русскаго государства, не было такого срама. Исторія міра, начиная от глубокой древности, не знает ни одного примѣра, сколько-нибудь похожаго на то, что творится у нас.
Нигдѣ и никогда ни один народ не продавал своей родины на разгром и порабощеніе врагу, не отказывался защищать родную землю, не отказывался работать для спасенія своей страны, когда она попадала в бѣду. Только у нас в дни величайших бѣдствій родина забыта. Вмѣсто чувства щемящей тоскп и тревоги за ея судьбу, многіе проявляли и теперь проявляют удивительное равнодушіе и черствость, а, с другой стороны, лично за себя—какое-то рабское чувство боязни оказаться в противорѣчіи с мнѣніем большинства. Под вліяніем явивніейся откуда-то безсмысленной моды, еще недавно считалось неловким даже упоминать слово „родина”, которое из „приличія” замѣнялось словом „революція”. И большинство слѣпо подчинялось этой преступной модѣ.
Родина была забыта и брошена настолько, что с интересами ея не считались и о судьбах ея не заботились. Рабочіе преслѣдовали только свои интересы и интересы класса, ведя борьбу за увеличеніе платы и уменьшеніе рабочаго дня. Торговцы и промышленники знали только своп барыши, спекуляты и мародеры пользовались свободой грабить. Солдаты увлеклись борьбой за улучшеніе условій своего быта, расширеніем сзоих прав, смѣной команднаго состава, сверганіем временнаго правительства и т. д. Нѣкоторыя русскія окраины взспольвоваяись трудным иоложе- ніем Россіи, чтобы отложиться от’нея.
Но при этом упустила из виду то, что, если родина- мать гибнет, то и весь этот азарт борьбы „за блага бренныя”—за личные свои и групповые интересы—бэзсмысле- нен, так как рушатся та почва, на которой мы можем строить свое благополучіе.
Иногда кажется, что все происходящее только сон, безумный брод, нелѣпое нагр >мож іеніе несообразностей, какое бывает только во снѣ. Ра; вѣ- не си іонія >гі кошмар все то, что давно уже дѣлается на ‘фронтѣ? Развѣ можно слышать без омерзѣнія и ужаса, леднннщаго кровь, разсказы очевидцев о рѣзпѣ и звѣреких насиліях русских солдат над мирным населеніем несчастнаго города Калуіца, о цозорном бѣгствѣ русских солдат во время августовскаго наступленія нѣмцев, когда под Тарнополем трусами и предателями была отдана малочисленному врагу полученная от англичан артиллерія, которой теперь нѣмцы разстрѣливают англійскія войска!..
Конечно, сдавшіеся в нѣмецкій алѣя солдаты теперь лучше нас знают, насколько они прогадали. Нѣкоторые из них, за первое же непослушаніе, может быть, уже повѣшены или разстрѣляны. Конечно, и русскіе рабочіе захваченных нѣмцами мѣстностей теперь тоже узнали нѣмецкую „свободу”, нѣмецкую „справедливость” и нѣмецкую „гуманность”. Но в этом мало утѣшенія: пусть уже совершившіе свое предательское дѣло люди жестоко наказаны, но, вѣдь, другіе, которые еще, может быть, только собираются совершить такое же дѣло, не знают правды о нѣмцах, и не узнают ея, пока сами не попадут к ним…
Когда я читаю и слышу о безуміи, которое овладѣло русскими солдатами, и о безсмыеленных звѣрствах, совершаемых ими. то все это встает передо мной непримиримым противорѣчіем тому, что я до спх пор знал о русском народѣ, п моим личным вііечатлѣніям от непосредственных, многолѣтпих, иногда очень близких сношеній с простыми русскими людьми. Все, что я знаю о характерѣ простого русскаго человѣка и об его отношеніи к другим людям, так не вялсется с кровожадностью, звѣрство.м и трусливой подлостью, которые проявляются там, на фронтѣ, за “счет русскаго народа. И, чѣм больше я думаю об этом, тѣм болѣе убѣждаюсь в том, что не русскій народ повинен в этих зло- дѣяпіях, а кто-то другой, организующій человѣческіе отбросы,
которых немало находится и в тылу, и на фронтѣ. Стоит только вспомнить о сотнях, тысячах бывших жандармов, полиціи, провокаторов и шпіонов охранных отдѣленій ц g тѣх 110 тысячах уголовных, которые были, по онлошноста Временнаго Правительства, освобождены из тюрем в первые дни революціи, стоит только вспомнить о густой сѣти германских агентов в арміи и в тылу, которые дѣлают все, чтобы помѣшать нам возстановить порядок и боеспособность арміи,—стоит только все это вспомнить, чтобы картина злодѣяній, измѣны и развала на фронтѣ юлѵчила^совсѣм другое освѣщеніе, и перед нами с еще большей ясностью открылась необходимость для правительства раз навсегда покончить с безвластіем и, опираясь на всю страну, рѣшительными мѣрами возстановить на фроц- тѣ и в тылу боеспособность арміи и повсюду в странѣ правовой порядок, правосудіе и уваженіе к законѣ
Ив. Сигов.

Просмотр номера, в котором размещена публикация



PDF-версия создана в Лаборатории исторической и политической информатики ПГНИУ на основе оригинала, хранящегося в ГУК “Пермский краевой музей”, в рамках проекта РГНФ № 14-11-59003